Герой по принуждению трилогия читать


Читать онлайн "Герой по принуждению. Трилогия (СИ)" автора Абердин Александр М. - RuLit

Александр Абердин Герой по принуждению. Трилогия

Роман первый "Герой по принуждению".

Книга первая ‑ "Волшебный мир".

‑ Вот тебе и раз, сказал Штирлиц, внимательно разглядывая кирпич, свалившийся ему на голову. Ха‑ха‑ха...

Этим невеселым смешком Михалыч растерянно констатировал безрадостный факт, который со всей неприглядностью свидетельствовал о том, что он, незаметно для себя, выкурил последнюю сигарету. Все еще не веря в такую незадачу, он медленно, словно боялся выпустить на свет злую гадюку, приоткрыл ящик письменного стола, полный ненужных бумаг, конторских принадлежностей и просто всяческого мелкого сора. Обычно он высыпал в стол, прямо на самый край, из вскрытого блока сигареты и теперь, сладостно замирая от предвкушения, запустил руку внутрь.

Порывшись пару минут в пыльных, давно не чищенных недрах стола и больно наколов палец кнопкой, Михалыч, вместо новенькой пачки своей любимой "Магны", вытащил початую пачку сигарет "Дорал" с ментолом. Эта пачка сигарет валялась в столе уже не менее полугода, забытая кем‑то из его приятелей, и была бережно хранима на всякий пожарный случай. Разочарованно повертев сигареты в руке, он, наконец, завершил крылатую фразу:

‑ Вот тебе и два, сказал Мюллер, сбрасывая на голову Штирлица второй кирпич.

Таймер на мониторе компьютера показывал уже пять часов сорок две минуты утра. Михалыч, недоверчиво и брезгливо понюхав почти полную пачку сигарет, стал мысленно прикидывать, стоит ли ему, набравшись отваги, закурить эту убийственную ментоловую гадость, которая, скорее всего, вдобавок к своей собственной вони, пропиталась еще и прочими, совершенно не соответствующими табаку, запахами, или ему нужно срочно одеваться и бодро топать по морозу за более приличным куревом к ближайшей станции метро, где коммерческие ларьки работали круглосуточно.

Еще раз понюхав початую пачку и учуяв в ней, в придачу ко всему, еще и запах одеколона, он решительно положил руку на мышку, закрыл файл и выключил свой новенький, "остекленный пень". Встав из‑за стола, он медленно потянулся, хрустя всеми суставами и энергично подвигал плечами. Ночное бдение за компьютером давало о себе знать, у него ломило верхнюю часть спины и плечи, да к тому же крутило в правом боку. Видимо, опять давала о себе знать почка.

Александр Михайлович Окунев, сорока двух лет от роду, русский, разведенный, был грузным, большим и кряжистым мужчиной с простым, славянским лицом, поросшим не то короткой, почти седой бородкой, не то просто месяца полтора небритый, с довольно длинными, русыми с сильной проседью волосами. Он любил работать по ночам. Особенно, если поутру ему не требовалось вставать и идти на работу. По своей натуре он был типичным трудоголиком и его рабочий день, даже в будние дни, заканчивался далеко за полночь, а уж в ночь с пятницы на субботу, а также в субботу на воскресенье, он вообще ложился спать в восемь, а то и девять часов утра. Для человека, находившегося в разводе уже почти семь лет, такой рабочий график был вполне приемлемым.

Пять дней в неделю, Александр Михайлович, трудился в одной "хитрой" фирме, которая, чем только не занималась, начиная от торговли мелкооптовыми партиями самых разнообразных товаров, до пробивания кредитов и посреднической деятельности при заключении разнообразных контрактов. В этой фирме господин Окунев числился финансовым директором, что давало ему относительно неплохой заработок. Денег ему вполне хватало. Он имел в Москве весьма приличную, хорошо обставленную двухкомнатную квартиру, был владельцем подержанного автомобиля "Опель Вектра", да к тому же поддерживал материально свою бывшую жену и сына. При этом, заработок позволял ему выглядеть вполне респектабельным господином, пусть и не из категории "новых русских", но все же "тянувшим", как минимум, на "штуку баксов" в месяц.

Своей работой Михалыч был доволен даже не смотря на то, что фирма эта была частная и в ней работала, в основном, молодежь. Жесткая, нагловатая и к тому же с весьма своеобразными и "удобными" принципами, которые ныне исповедывает подавляющее большинство "новых русских". Но, к счастью, на работе у него был напарник его лет, которого он и привел в эту фирму. Они оба отличались какой‑то особой изощренностью во всем том, что требовало умения по много часов кряду вести трудные переговоры, составлять хитроумные контракты и были весьма искушены в "канцелярите", всяких юридических тонкостях и вообще в делопроизводстве. Да, к тому же они проделывали все так ловко, что ни у кого из их "молодых" боссов не возникало желания попенять "старикам". Поэтому господин Окунев ходил на работу с удовольствием.

В фирме молодые боссы называли их обоих "дедами", обращались к ним на ты, хотя и вполне вежливо, и только по отчеству. По имени‑отчеству к ним обращались крайне редко, в основном только по одному отчеству. Вот тут частенько и возникали смешные ситуации, так как отчества у них были одинаковые ‑ Михайлович. Очень часто их секретарше, Люсечке, приходилось подолгу выяснять у клиентов:

‑ Извините, а вам какой Михалыч нужен?

‑ А? Что? Ну, большой такой, с бородой.

‑ Извините, но их у нас двое, Александр Михайлович и Олег Михайлович и они оба большие. Более того, они очень сильно похожи друг на друга и оба с бородами. Так с которым Михалычем вас соединить?

Бедный клиент, который день или два назад был в их офисе и ему культурно объяснили, что его вопрос сможет решить только Михалыч, начинал подробно объяснять с каким именно из двух Михалычей он вел переговоры. Из‑за этого некоторые деловые партнеры даже стали называть их фирму АО "Михалыч", что вызывало определенную ревность к "дедам" со стороны боссов. Поскольку, последние два года они оба приносили для трех ее владельцев весьма неплохую прибыль, то и у Александра Михайловича и у Олега Михайловича, было по отдельному кабинету и одна секретарша на двоих, которая, впрочем, не занималась ничем другим, кроме того что путано и невпопад отвечала на частые телефонные звонки, за что оба Михалыча, собственно, ценили ее очень высоко, так как этим Люсечка обеспечивала им обоим огромное пространство для маневра в их непростом бизнесе.

Другими плюсами своей работы, господин Окунев считал то, что в офис ему требовалось приходить к одиннадцати часам, а сама работа заканчивалась в шесть вечера, не занимала слишком много времени и сил, да к тому же и отличалась неплохой стабильностью. Да, и в офисе он имел много свободного времени и мог иногда работать над своими рукописями, а Люсечка, довольная тем, что оба начальника так защищают ее от всяческих наездов со стороны клиентов и боссов фирмы, никогда не отказывалась перепечатывать на компьютере его старые рукописи.

По своему образованию господин Окунев был дизайнером, но заняться дизайном профессионально ему в жизни так и не пришлось. Имея такую специальность, он всегда работал то художником‑оформителем, то художником‑декоратором, то еще каким‑нибудь художником и сменил эту профессию только в годы перестройки, вляпавшись в кооперативное движение. Как и большинство предпринимателей первой волны, он воспринял все со свойственным его поколению идеализмом, но, в конце концов, после нескольких банкротств и парочки бандитских наездов, отошел от активного бизнеса. Передохнув пару лет, он весьма основательно занялся экономикой и финансами, что позволило ему найти для себя уютную и комфортную нишу в той странной системе экономических взаимоотношений, которую называют "рашн бизнес".

И если как художник, этот человек, по его собственному признанию, так и не состоялся, хотя и был неплохим мастером, работающим во многих техниках живописи, да и бизнес его так и не сложился, он нашел себя в новой ипостаси. Будучи натурой творческой и увлекающейся, господин Окунев стремился проложить свою тропку в литературе, которую любил просто самозабвенно. Писать он начал еще в двадцать с чем‑то лет и писал, по большей части, научно‑фантастические повести и рассказы.

Работал над своими произведениями он подолгу, хотя писал очень быстро. Просто он любил до бесконечности шлифовать свои рассказы и повести. Он не торопился бежать к издателям, хотя и имел в своем портфеле десятка полтора произведений, большая часть которых давно уже была переведена в компьютерные файлы. Именно поэтому, а еще и потому, что это была ночь с пятницы на субботу, Михалыч всю ночь просидел за своим компьютером, в очередной раз редактируя свое произведение, посвященное космическим приключениям.

www.rulit.me

Александр Абердин - Герой по принуждению. Трилогия (СИ)

Попал так попал, мало того, что чужой мир, так еще и статус в этом мир подобающий. Как быть и что делать? Остается лишь нести земной прогресс в этот райский мир.

Александр Абердин Герой по принуждению. Трилогия

Роман первый "Герой по принуждению".

Книга первая ‑ "Волшебный мир".

‑ Вот тебе и раз, сказал Штирлиц, внимательно разглядывая кирпич, свалившийся ему на голову. Ха‑ха‑ха...

Этим невеселым смешком Михалыч растерянно констатировал безрадостный факт, который со всей неприглядностью свидетельствовал о том, что он, незаметно для себя, выкурил последнюю сигарету. Все еще не веря в такую незадачу, он медленно, словно боялся выпустить на свет злую гадюку, приоткрыл ящик письменного стола, полный ненужных бумаг, конторских принадлежностей и просто всяческого мелкого сора. Обычно он высыпал в стол, прямо на самый край, из вскрытого блока сигареты и теперь, сладостно замирая от предвкушения, запустил руку внутрь.

Порывшись пару минут в пыльных, давно не чищенных недрах стола и больно наколов палец кнопкой, Михалыч, вместо новенькой пачки своей любимой "Магны", вытащил початую пачку сигарет "Дорал" с ментолом. Эта пачка сигарет валялась в столе уже не менее полугода, забытая кем‑то из его приятелей, и была бережно хранима на всякий пожарный случай. Разочарованно повертев сигареты в руке, он, наконец, завершил крылатую фразу:

‑ Вот тебе и два, сказал Мюллер, сбрасывая на голову Штирлица второй кирпич.

Таймер на мониторе компьютера показывал уже пять часов сорок две минуты утра. Михалыч, недоверчиво и брезгливо понюхав почти полную пачку сигарет, стал мысленно прикидывать, стоит ли ему, набравшись отваги, закурить эту убийственную ментоловую гадость, которая, скорее всего, вдобавок к своей собственной вони, пропиталась еще и прочими, совершенно не соответствующими табаку, запахами, или ему нужно срочно одеваться и бодро топать по морозу за более приличным куревом к ближайшей станции метро, где коммерческие ларьки работали круглосуточно.

Еще раз понюхав початую пачку и учуяв в ней, в придачу ко всему, еще и запах одеколона, он решительно положил руку на мышку, закрыл файл и выключил свой новенький, "остекленный пень". Встав из‑за стола, он медленно потянулся, хрустя всеми суставами и энергично подвигал плечами. Ночное бдение за компьютером давало о себе знать, у него ломило верхнюю часть спины и плечи, да к тому же крутило в правом боку. Видимо, опять давала о себе знать почка.

Александр Михайлович Окунев, сорока двух лет от роду, русский, разведенный, был грузным, большим и кряжистым мужчиной с простым, славянским лицом, поросшим не то короткой, почти седой бородкой, не то просто месяца полтора небритый, с довольно длинными, русыми с сильной проседью волосами. Он любил работать по ночам. Особенно, если поутру ему не требовалось вставать и идти на работу. По своей натуре он был типичным трудоголиком и его рабочий день, даже в будние дни, заканчивался далеко за полночь, а уж в ночь с пятницы на субботу, а также в субботу на воскресенье, он вообще ложился спать в восемь, а то и девять часов утра. Для человека, находившегося в разводе уже почти семь лет, такой рабочий график был вполне приемлемым.

Пять дней в неделю, Александр Михайлович, трудился в одной "хитрой" фирме, которая, чем только не занималась, начиная от торговли мелкооптовыми партиями самых разнообразных товаров, до пробивания кредитов и посреднической деятельности при заключении разнообразных контрактов. В этой фирме господин Окунев числился финансовым директором, что давало ему относительно неплохой заработок. Денег ему вполне хватало. Он имел в Москве весьма приличную, хорошо обставленную двухкомнатную квартиру, был владельцем подержанного автомобиля "Опель Вектра", да к тому же поддерживал материально свою бывшую жену и сына. При этом, заработок позволял ему выглядеть вполне респектабельным господином, пусть и не из категории "новых русских", но все же "тянувшим", как минимум, на "штуку баксов" в месяц.

Своей работой Михалыч был доволен даже не смотря на то, что фирма эта была частная и в ней работала, в основном, молодежь. Жесткая, нагловатая и к тому же с весьма своеобразными и "удобными" принципами, которые ныне исповедывает подавляющее большинство "новых русских". Но, к счастью, на работе у него был напарник его лет, которого он и привел в эту фирму. Они оба отличались какой‑то особой изощренностью во всем том, что требовало умения по много часов кряду вести трудные переговоры, составлять хитроумные контракты и были весьма искушены в "канцелярите", всяких юридических тонкостях и вообще в делопроизводстве. Да, к тому же они проделывали все так ловко, что ни у кого из их "молодых" боссов не возникало желания попенять "старикам". Поэтому господин Окунев ходил на работу с удовольствием.

В фирме молодые боссы называли их обоих "дедами", обращались к ним на ты, хотя и вполне вежливо, и только по отчеству. По имени‑отчеству к ним обращались крайне редко, в основном только по одному отчеству. Вот тут частенько и возникали смешные ситуации, так как отчества у них были одинаковые ‑ Михайлович. Очень часто их секретарше, Люсечке, приходилось подолгу выяснять у клиентов:

‑ Извините, а вам какой Михалыч нужен?

‑ А? Что? Ну, большой такой, с бородой.

‑ Извините, но их у нас двое, Александр Михайлович и Олег Михайлович и они оба большие. Более того, они очень сильно похожи друг на друга и оба с бородами. Так с которым Михалычем вас соединить?

Бедный клиент, который день или два назад был в их офисе и ему культурно объяснили, что его вопрос сможет решить только Михалыч, начинал подробно объяснять с каким именно из двух Михалычей он вел переговоры. Из‑за этого некоторые деловые партнеры даже стали называть их фирму АО "Михалыч", что вызывало определенную ревность к "дедам" со стороны боссов. Поскольку, последние два года они оба приносили для трех ее владельцев весьма неплохую прибыль, то и у Александра Михайловича и у Олега Михайловича, было по отдельному кабинету и одна секретарша на двоих, которая, впрочем, не занималась ничем другим, кроме того что путано и невпопад отвечала на частые телефонные звонки, за что оба Михалыча, собственно, ценили ее очень высоко, так как этим Люсечка обеспечивала им обоим огромное пространство для маневра в их непростом бизнесе.

Другими плюсами своей работы, господин Окунев считал то, что в офис ему требовалось приходить к одиннадцати часам, а сама работа заканчивалась в шесть вечера, не занимала слишком много времени и сил, да к тому же и отличалась неплохой стабильностью. Да, и в офисе он имел много свободного времени и мог иногда работать над своими рукописями, а Люсечка, довольная тем, что оба начальника так защищают ее от всяческих наездов со стороны клиентов и боссов фирмы, никогда не отказывалась перепечатывать на компьютере его старые рукописи.

По своему образованию господин Окунев был дизайнером, но заняться дизайном профессионально ему в жизни так и не пришлось. Имея такую специальность, он всегда работал то художником‑оформителем, то художником‑декоратором, то еще каким‑нибудь художником и сменил эту профессию только в годы перестройки, вляпавшись в кооперативное движение. Как и большинство предпринимателей первой волны, он воспринял все со свойственным его поколению идеализмом, но, в конце концов, после нескольких банкротств и парочки бандитских наездов, отошел от активного бизнеса. Передохнув пару лет, он весьма основательно занялся экономикой и финансами, что позволило ему найти для себя уютную и комфортную нишу в той странной системе экономических взаимоотношений, которую называют "рашн бизнес".

И если как художник, этот человек, по его собственному признанию, так и не состоялся, хотя и был неплохим мастером, работающим во многих техниках живописи, да и бизнес его так и не сложился, он нашел себя в новой ипостаси. Будучи натурой творческой и увлекающейся, господин Окунев стремился проложить свою тропку в литературе, которую любил просто самозабвенно. Писать он начал еще в двадцать с чем‑то лет и писал, по большей части, научно‑фантастические повести и рассказы.

Работал над своими произведениями он подолгу, хотя писал очень быстро. Просто он любил до бесконечности шлифовать свои рассказы и повести. Он не торопился бежать к издателям, хотя и имел в своем портфеле десятка полтора произведений, большая часть которых давно уже была переведена в компьютерные файлы. Именно поэтому, а еще и потому, что это была ночь с пятницы на субботу, Михалыч всю ночь просидел за своим компьютером, в очередной раз редактируя свое произведение, посвященное космическим приключениям.

Подойдя к окну и отдернув портьеру, Михалыч взглянул на термометр за окном и озабоченно присвистнул. К метро точно придется идти пешком, так как у него вчера что‑то случилось с аккумулятором и на таком морозе он просто не сможет завести машину. На улице было минус двадцать три градуса и его решимость идти за сигаретами была сильно поколеблена, но еще не уничтожена до конца. Надев поверх шерстяных спортивных брюк еще и джинсы, он счел теплую байковую рубаху вполне достаточными для такого нешуточного мороза. Обувшись и накинув на себя пуховик, Михалыч собрался было открыть дверь, но вдруг, для проверки, запустил руку во внутренний карман и, не нащупав там бумажника, зло и угрюмо выругался.

profilib.com

Герой по принуждению. Трилогия (СИ) читать онлайн

Александр Абердин Герой по принуждению. Трилогия

Роман первый "Герой по принуждению".

Книга первая ‑ "Волшебный мир".

‑ Вот тебе и раз, сказал Штирлиц, внимательно разглядывая кирпич, свалившийся ему на голову. Ха‑ха‑ха...

Этим невеселым смешком Михалыч растерянно констатировал безрадостный факт, который со всей неприглядностью свидетельствовал о том, что он, незаметно для себя, выкурил последнюю сигарету. Все еще не веря в такую незадачу, он медленно, словно боялся выпустить на свет злую гадюку, приоткрыл ящик письменного стола, полный ненужных бумаг, конторских принадлежностей и просто всяческого мелкого сора. Обычно он высыпал в стол, прямо на самый край, из вскрытого блока сигареты и теперь, сладостно замирая от предвкушения, запустил руку внутрь.

Порывшись пару минут в пыльных, давно не чищенных недрах стола и больно наколов палец кнопкой, Михалыч, вместо новенькой пачки своей любимой "Магны", вытащил початую пачку сигарет "Дорал" с ментолом. Эта пачка сигарет валялась в столе уже не менее полугода, забытая кем‑то из его приятелей, и была бережно хранима на всякий пожарный случай. Разочарованно повертев сигареты в руке, он, наконец, завершил крылатую фразу:

‑ Вот тебе и два, сказал Мюллер, сбрасывая на голову Штирлица второй кирпич.

Таймер на мониторе компьютера показывал уже пять часов сорок две минуты утра. Михалыч, недоверчиво и брезгливо понюхав почти полную пачку сигарет, стал мысленно прикидывать, стоит ли ему, набравшись отваги, закурить эту убийственную ментоловую гадость, которая, скорее всего, вдобавок к своей собственной вони, пропиталась еще и прочими, совершенно не соответствующими табаку, запахами, или ему нужно срочно одеваться и бодро топать по морозу за более приличным куревом к ближайшей станции метро, где коммерческие ларьки работали круглосуточно.

Еще раз понюхав початую пачку и учуяв в ней, в придачу ко всему, еще и запах одеколона, он решительно положил руку на мышку, закрыл файл и выключил свой новенький, "остекленный пень". Встав из‑за стола, он медленно потянулся, хрустя всеми суставами и энергично подвигал плечами. Ночное бдение за компьютером давало о себе знать, у него ломило верхнюю часть спины и плечи, да к тому же крутило в правом боку. Видимо, опять давала о себе знать почка.

Александр Михайлович Окунев, сорока двух лет от роду, русский, разведенный, был грузным, большим и кряжистым мужчиной с простым, славянским лицом, поросшим не то короткой, почти седой бородкой, не то просто месяца полтора небритый, с довольно длинными, русыми с сильной проседью волосами. Он любил работать по ночам. Особенно, если поутру ему не требовалось вставать и идти на работу. По своей натуре он был типичным трудоголиком и его рабочий день, даже в будние дни, заканчивался далеко за полночь, а уж в ночь с пятницы на субботу, а также в субботу на воскресенье, он вообще ложился спать в восемь, а то и девять часов утра. Для человека, находившегося в разводе уже почти семь лет, такой рабочий график был вполне приемлемым.

Пять дней в неделю, Александр Михайлович, трудился в одной "хитрой" фирме, которая, чем только не занималась, начиная от торговли мелкооптовыми партиями самых разнообразных товаров, до пробивания кредитов и посреднической деятельности при заключении разнообразных контрактов. В этой фирме господин Окунев числился финансовым директором, что давало ему относительно неплохой заработок. Денег ему вполне хватало. Он имел в Москве весьма приличную, хорошо обставленную двухкомнатную квартиру, был владельцем подержанного автомобиля "Опель Вектра", да к тому же поддерживал материально свою бывшую жену и сына. При этом, заработок позволял ему выглядеть вполне респектабельным господином, пусть и не из категории "новых русских", но все же "тянувшим", как минимум, на "штуку баксов" в месяц.

Своей работой Михалыч был доволен даже не смотря на то, что фирма эта была частная и в ней работала, в основном, молодежь. Жесткая, нагловатая и к тому же с весьма своеобразными и "удобными" принципами, которые ныне исповедывает подавляющее большинство "новых русских". Но, к счастью, на работе у него был напарник его лет, которого он и привел в эту фирму. Они оба отличались какой‑то особой изощренностью во всем том, что требовало умения по много часов кряду вести трудные переговоры, составлять хитроумные контракты и были весьма искушены в "канцелярите", всяких юридических тонкостях и вообще в делопроизводстве. Да, к тому же они проделывали все так ловко, что ни у кого из их "молодых" боссов не возникало желания попенять "старикам". Поэтому господин Окунев ходил на работу с удовольствием.

В фирме молодые боссы называли их обоих "дедами", обращались к ним на ты, хотя и вполне вежливо, и только по отчеству. По имени‑отчеству к ним обращались крайне редко, в основном только по одному отчеству. Вот тут частенько и возникали смешные ситуации, так как отчества у них были одинаковые ‑ Михайлович. Очень часто их секретарше, Люсечке, приходилось подолгу выяснять у клиентов:

‑ Извините, а вам какой Михалыч нужен?

‑ А? Что? Ну, большой такой, с бородой.

‑ Извините, но их у нас двое, Александр Михайлович и Олег Михайлович и они оба большие. Более того, они очень сильно похожи друг на друга и оба с бородами. Так с которым Михалычем вас соединить?

Бедный клиент, который день или два назад был в их офисе и ему культурно объяснили, что его вопрос сможет решить только Михалыч, начинал подробно объяснять с каким именно из двух Михалычей он вел переговоры. Из‑за этого некоторые деловые партнеры даже стали называть их фирму АО "Михалыч", что вызывало определенную ревность к "дедам" со стороны боссов. Поскольку, последние два года они оба приносили для трех ее владельцев весьма неплохую прибыль, то и у Александра Михайловича и у Олега Михайловича, было по отдельному кабинету и одна секретарша на двоих, которая, впрочем, не занималась ничем другим, кроме того что путано и невпопад отвечала на частые телефонные звонки, за что оба Михалыча, собственно, ценили ее очень высоко, так как этим Люсечка обеспечивала им обоим огромное пространство для маневра в их непростом бизнесе.

Другими плюсами своей работы, господин Окунев считал то, что в офис ему требовалось приходить к одиннадцати часам, а сама работа заканчивалась в шесть вечера, не занимала слишком много времени и сил, да к тому же и отличалась неплохой стабильностью. Да, и в офисе он имел много свободного времени и мог иногда работать над своими рукописями, а Люсечка, довольная тем, что оба начальника так защищают ее от всяческих наездов со стороны клиентов и боссов фирмы, никогда не отказывалась перепечатывать на компьютере его старые рукописи.

1

ruslib.net

Читать Герой по принуждению. Трилогия (СИ) - Абердин Александр М. - Страница 1

Александр Абердин

Герой по принуждению

Роман первый "Герой по принуждению".

Книга первая - "Волшебный мир".

- Вот тебе и раз, сказал Штирлиц, внимательно разглядывая кирпич, свалившийся ему на голову. Ха-ха-ха...

Этим невеселым смешком Михалыч растерянно констатировал безрадостный факт, который со всей неприглядностью свидетельствовал о том, что он, незаметно для себя, выкурил последнюю сигарету. Все еще не веря в такую незадачу, он медленно, словно боялся выпустить на свет злую гадюку, приоткрыл ящик письменного стола, полный ненужных бумаг, конторских принадлежностей и просто всяческого мелкого сора. Обычно он высыпал в стол, прямо на самый край, из вскрытого блока сигареты и теперь, сладостно замирая от предвкушения, запустил руку внутрь.

Порывшись пару минут в пыльных, давно не чищенных недрах стола и больно наколов палец кнопкой, Михалыч, вместо новенькой пачки своей любимой "Магны", вытащил початую пачку сигарет "Дорал" с ментолом. Эта пачка сигарет валялась в столе уже не менее полугода, забытая кем-то из его приятелей, и была бережно хранима на всякий пожарный случай. Разочарованно повертев сигареты в руке, он, наконец, завершил крылатую фразу:

- Вот тебе и два, сказал Мюллер, сбрасывая на голову Штирлица второй кирпич.

Таймер на мониторе компьютера показывал уже пять часов сорок две минуты утра. Михалыч, недоверчиво и брезгливо понюхав почти полную пачку сигарет, стал мысленно прикидывать, стоит ли ему, набравшись отваги, закурить эту убийственную ментоловую гадость, которая, скорее всего, вдобавок к своей собственной вони, пропиталась еще и прочими, совершенно не соответствующими табаку, запахами, или ему нужно срочно одеваться и бодро топать по морозу за более приличным куревом к ближайшей станции метро, где коммерческие ларьки работали круглосуточно.

Еще раз понюхав початую пачку и учуяв в ней, в придачу ко всему, еще и запах одеколона, он решительно положил руку на мышку, закрыл файл и выключил свой новенький, "остекленный пень". Встав из-за стола, он медленно потянулся, хрустя всеми суставами и энергично подвигал плечами. Ночное бдение за компьютером давало о себе знать, у него ломило верхнюю часть спины и плечи, да к тому же крутило в правом боку. Видимо, опять давала о себе знать почка.

Александр Михайлович Окунев, сорока двух лет от роду, русский, разведенный, был грузным, большим и кряжистым мужчиной с простым, славянским лицом, поросшим не то короткой, почти седой бородкой, не то просто месяца полтора небритый, с довольно длинными, русыми с сильной проседью волосами. Он любил работать по ночам. Особенно, если поутру ему не требовалось вставать и идти на работу. По своей натуре он был типичным трудоголиком и его рабочий день, даже в будние дни, заканчивался далеко за полночь, а уж в ночь с пятницы на субботу, а также в субботу на воскресенье, он вообще ложился спать в восемь, а то и девять часов утра. Для человека, находившегося в разводе уже почти семь лет, такой рабочий график был вполне приемлемым.

Пять дней в неделю, Александр Михайлович, трудился в одной "хитрой" фирме, которая, чем только не занималась, начиная от торговли мелкооптовыми партиями самых разнообразных товаров, до пробивания кредитов и посреднической деятельности при заключении разнообразных контрактов. В этой фирме господин Окунев числился финансовым директором, что давало ему относительно неплохой заработок. Денег ему вполне хватало. Он имел в Москве весьма приличную, хорошо обставленную двухкомнатную квартиру, был владельцем подержанного автомобиля "Опель Вектра", да к тому же поддерживал материально свою бывшую жену и сына. При этом, заработок позволял ему выглядеть вполне респектабельным господином, пусть и не из категории "новых русских", но все же "тянувшим", как минимум, на "штуку баксов" в месяц.

Своей работой Михалыч был доволен даже не смотря на то, что фирма эта была частная и в ней работала, в основном, молодежь. Жесткая, нагловатая и к тому же с весьма своеобразными и "удобными" принципами, которые ныне исповедывает подавляющее большинство "новых русских". Но, к счастью, на работе у него был напарник его лет, которого он и привел в эту фирму. Они оба отличались какой-то особой изощренностью во всем том, что требовало умения по много часов кряду вести трудные переговоры, составлять хитроумные контракты и были весьма искушены в "канцелярите", всяких юридических тонкостях и вообще в делопроизводстве. Да, к тому же они проделывали все так ловко, что ни у кого из их "молодых" боссов не возникало желания попенять "старикам". Поэтому господин Окунев ходил на работу с удовольствием.

В фирме молодые боссы называли их обоих "дедами", обращались к ним на ты, хотя и вполне вежливо, и только по отчеству. По имени-отчеству к ним обращались крайне редко, в основном только по одному отчеству. Вот тут частенько и возникали смешные ситуации, так как отчества у них были одинаковые - Михайлович. Очень часто их секретарше, Люсечке, приходилось подолгу выяснять у клиентов:

- Извините, а вам какой Михалыч нужен?

- А? Что? Ну, большой такой, с бородой.

- Извините, но их у нас двое, Александр Михайлович и Олег Михайлович и они оба большие. Более того, они очень сильно похожи друг на друга и оба с бородами. Так с которым Михалычем вас соединить?

Бедный клиент, который день или два назад был в их офисе и ему культурно объяснили, что его вопрос сможет решить только Михалыч, начинал подробно объяснять с каким именно из двух Михалычей он вел переговоры. Из-за этого некоторые деловые партнеры даже стали называть их фирму АО "Михалыч", что вызывало определенную ревность к "дедам" со стороны боссов. Поскольку, последние два года они оба приносили для трех ее владельцев весьма неплохую прибыль, то и у Александра Михайловича и у Олега Михайловича, было по отдельному кабинету и одна секретарша на двоих, которая, впрочем, не занималась ничем другим, кроме того что путано и невпопад отвечала на частые телефонные звонки, за что оба Михалыча, собственно, ценили ее очень высоко, так как этим Люсечка обеспечивала им обоим огромное пространство для маневра в их непростом бизнесе.

Другими плюсами своей работы, господин Окунев считал то, что в офис ему требовалось приходить к одиннадцати часам, а сама работа заканчивалась в шесть вечера, не занимала слишком много времени и сил, да к тому же и отличалась неплохой стабильностью. Да, и в офисе он имел много свободного времени и мог иногда работать над своими рукописями, а Люсечка, довольная тем, что оба начальника так защищают ее от всяческих наездов со стороны клиентов и боссов фирмы, никогда не отказывалась перепечатывать на компьютере его старые рукописи.

По своему образованию господин Окунев был дизайнером, но заняться дизайном профессионально ему в жизни так и не пришлось. Имея такую специальность, он всегда работал то художником-оформителем, то художником-декоратором, то еще каким-нибудь художником и сменил эту профессию только в годы перестройки, вляпавшись в кооперативное движение. Как и большинство предпринимателей первой волны, он воспринял все со свойственным его поколению идеализмом, но, в конце концов, после нескольких банкротств и парочки бандитских наездов, отошел от активного бизнеса. Передохнув пару лет, он весьма основательно занялся экономикой и финансами, что позволило ему найти для себя уютную и комфортную нишу в той странной системе экономических взаимоотношений, которую называют "рашн бизнес".

И если как художник, этот человек, по его собственному признанию, так и не состоялся, хотя и был неплохим мастером, работающим во многих техниках живописи, да и бизнес его так и не сложился, он нашел себя в новой ипостаси. Будучи натурой творческой и увлекающейся, господин Окунев стремился проложить свою тропку в литературе, которую любил просто самозабвенно. Писать он начал еще в двадцать с чем-то лет и писал, по большей части, научно-фантастические повести и рассказы.

online-knigi.com

Герой по принуждению. Трилогия читать онлайн, Абердин Александр

Александр Абердин Герой по принуждению. Трилогия

Роман первый "Герой по принуждению".

Книга первая ‑ "Волшебный мир".

‑ Вот тебе и раз, сказал Штирлиц, внимательно разглядывая кирпич, свалившийся ему на голову. Ха‑ха‑ха...

Этим невеселым смешком Михалыч растерянно констатировал безрадостный факт, который со всей неприглядностью свидетельствовал о том, что он, незаметно для себя, выкурил последнюю сигарету. Все еще не веря в такую незадачу, он медленно, словно боялся выпустить на свет злую гадюку, приоткрыл ящик письменного стола, полный ненужных бумаг, конторских принадлежностей и просто всяческого мелкого сора. Обычно он высыпал в стол, прямо на самый край, из вскрытого блока сигареты и теперь, сладостно замирая от предвкушения, запустил руку внутрь.

Порывшись пару минут в пыльных, давно не чищенных недрах стола и больно наколов палец кнопкой, Михалыч, вместо новенькой пачки своей любимой "Магны", вытащил початую пачку сигарет "Дорал" с ментолом. Эта пачка сигарет валялась в столе уже не менее полугода, забытая кем‑то из его приятелей, и была бережно хранима на всякий пожарный случай. Разочарованно повертев сигареты в руке, он, наконец, завершил крылатую фразу:

‑ Вот тебе и два, сказал Мюллер, сбрасывая на голову Штирлица второй кирпич.

Таймер на мониторе компьютера показывал уже пять часов сорок две минуты утра. Михалыч, недоверчиво и брезгливо понюхав почти полную пачку сигарет, стал мысленно прикидывать, стоит ли ему, набравшись отваги, закурить эту убийственную ментоловую гадость, которая, скорее всего, вдобавок к своей собственной вони, пропиталась еще и прочими, совершенно не соответствующими табаку, запахами, или ему нужно срочно одеваться и бодро топать по морозу за более приличным куревом к ближайшей станции метро, где коммерческие ларьки работали круглосуточно.

Еще раз понюхав початую пачку и учуяв в ней, в придачу ко всему, еще и запах одеколона, он решительно положил руку на мышку, закрыл файл и выключил свой новенький, "остекленный пень". Встав из‑за стола, он медленно потянулся, хрустя всеми суставами и энергично подвигал плечами. Ночное бдение за компьютером давало о себе знать, у него ломило верхнюю часть спины и плечи, да к тому же крутило в правом боку. Видимо, опять давала о себе знать почка.

Александр Михайлович Окунев, сорока двух лет от роду, русский, разведенный, был грузным, большим и кряжистым мужчиной с простым, славянским лицом, поросшим не то короткой, почти седой бородкой, не то просто месяца полтора небритый, с довольно длинными, русыми с сильной проседью волосами. Он любил работать по ночам. Особенно, если поутру ему не требовалось вставать и идти на работу. По своей натуре он был типичным трудоголиком и его рабочий день, даже в будние дни, заканчивался далеко за полночь, а уж в ночь с пятницы на субботу, а также в субботу на воскресенье, он вообще ложился спать в восемь, а то и девять часов утра. Для человека, находившегося в разводе уже почти семь лет, такой рабочий график был вполне приемлемым.

Пять дней в неделю, Александр Михайлович, трудился в одной "хитрой" фирме, которая, чем только не занималась, начиная от торговли мелкооптовыми партиями самых разнообразных товаров, до пробивания кредитов и посреднической деятельности при заключении разнообразных контрактов. В этой фирме господин Окунев числился финансовым директором, что давало ему относительно неплохой заработок. Денег ему вполне хватало. Он имел в Москве весьма приличную, хорошо обставленную двухкомнатную квартиру, был владельцем подержанного автомобиля "Опель Вектра", да к тому же поддерживал материально свою бывшую жену и сына. При этом, заработок позволял ему выглядеть вполне респектабельным господином, пусть и не из категории "новых русских", но все же "тянувшим", как минимум, на "штуку баксов" в месяц.

Своей работой Михалыч был доволен даже не смотря на то, что фирма эта была частная и в ней работала, в основном, молодежь. Жесткая, нагловатая и к тому же с весьма своеобразными и "удобными" принципами, которые ныне исповедывает подавляющее большинство "новых русских". Но, к счастью, на работе у него был напарник его лет, которого он и привел в эту фирму. Они оба отличались какой‑то особой изощренностью во всем том, что требовало умения по много часов кряду вести трудные переговоры, составлять хитроумные контракты и были весьма искушены в "канцелярите", всяких юридических тонкостях и вообще в делопроизводстве. Да, к тому же они проделывали все так ловко, что ни у кого из их "молодых" боссов не возникало желания попенять "старикам". Поэтому господин Окунев ходил на работу с удовольствием.

В фирме молодые боссы называли их обоих "дедами", обращались к ним на ты, хотя и вполне вежливо, и только по отчеству. По имени‑отчеству к ним обращались крайне редко, в основном только по одному отчеству. Вот тут частенько и возникали смешные ситуации, так как отчества у них были одинаковые ‑ Михайлович. Очень часто их секретарше, Люсечке, приходилось подолгу выяснять у клиентов:

‑ Извините, а вам какой Михалыч нужен?

‑ А? Что? Ну, большой такой, с бородой.

‑ Извините, но их у нас двое, Александр Михайлович и Олег Михайлович и они оба большие. Более того, они очень сильно похожи друг на друга и оба с бородами. Так с которым Михалычем вас соединить?

Бедный клиент, который день или два назад был в их офисе и ему культурно объяснили, что его вопрос сможет решить только Михалыч, начинал подробно объяснять с каким именно из двух Михалычей он вел переговоры. Из‑за этого некоторые деловые партнеры даже стали называть их фирму АО "Михалыч", что вызывало определенную ревность к "дедам" со стороны боссов. Поскольку, последние два года они оба приносили для трех ее владельцев весьма неплохую прибыль, то и у Александра Михайловича и у Олега Михайловича, было по отдельному кабинету и одна секретарша на двоих, которая, впрочем, не занималась ничем другим, кроме того что путано и невпопад отвечала на частые телефонные звонки, за что оба Михалыча, собственно, ценили ее очень высоко, так как этим Люсечка обеспечивала им обоим огромное пространство для маневра в их непростом бизнесе.

Другими плюсами своей работы, господин Окунев считал то, что в офис ему требовалось приходить к одиннадцати часам, а сама работа заканчивалась в шесть вечера, не занимала слишком много времени и сил, да к тому же и отличалась неплохой стабильностью. Да, и в офисе он имел много свободного времени и мог иногда работать над своими рукописями, а Люсечка, довольная тем, что оба начальника так защищают ее от всяческих наездов со стороны клиентов и боссов фирмы, никогда не отказывалась перепечатывать на компьютере его старые рукописи.

По своему образованию господин Окунев был дизайнером, но заняться дизайном профессионально ему в жизни так и не пришлось. Имея такую специальность, он всегда работал то художником‑оформителем, то художником‑декоратором, то еще каким‑нибудь художником и сменил эту профессию только в годы перестройки, вляпавшись в кооперативное движение. Как и большинство предпринимателей первой волны, он воспринял все со свойственным его поколению идеализмом, но, в конце концов, после нескольких банкротств и парочки бандитских наездов, отошел от активного бизнеса. Передохнув пару лет, он весьма основательно занялся экономикой и финансами, что позволило ему найти для себя уютную и комфортную нишу в той странной системе экономических взаимоотношений, которую называют "рашн бизнес".

И если как художник, этот человек, по его собственному признанию, так и не состоялся, хотя и был неплохим мастером, работающим во многих техниках живописи, да и бизнес его так и не сложился, он нашел себя в новой ипостаси. Будучи натурой творческой и увлекающейся, господин Окунев стремился проложить свою тропку в литературе, которую любил просто самозабвенно. Писать он начал еще в двадцать с чем‑то лет и писал, по большей части, научно‑фантастические повести и рассказы.

Работал над своими произведениями он подолгу, хотя писал очень быстро. Просто он любил до бесконечности шлифовать свои рассказы и повести. Он не торопился бежать к издателям, хотя и имел в своем портфеле десятка полтора произведений, большая часть которых давно уже была переведена в компьютерные файлы. Именно поэтому, а еще и потому, что это была ночь с пятницы на субботу, Михалыч всю ночь просидел за своим компьютером, в очередной раз редактируя свое произведение, посвященное космическим приключениям.

Подойдя к окну и отдернув портьеру, Михалыч взглянул на термометр за окном и озабоченно присвистнул. К метро точно придется идти пешком, так как у него вчера что‑то случилось с аккумулятором и на таком морозе он просто не сможет завести машину. На улице было минус двадцать три градуса и его решимость идти за сигаретами была сильно поколеблена, но еще не уничтожена до конца. Надев поверх шерстяных спортивных брюк еще и джинсы, он счел теплую байковую рубаху вполне достаточными для такого нешуточного мороза. Обувшись и накинув на себя пуховик, Михалыч собрался было открыть дверь, но вдруг, для проверки, запустил руку во внутренний карман и, не нащупав там бумажника, зло и угрюмо выругался.

Порывшись во всех карманах, он набрал мелочью около двух тысяч рублей, чего никак не хватало на пачку приличных сигарет. Продавать доллары ночным торговцам по невыгодному для себя курсу ему претило, тем более, что у него в шкатулке, под пуговицами, лежали одни только стодолларовые купюры. Бежать же по морозу до ларьков из‑за пачки "Примы", когда в доме есть почти полная пачка пусть и отвратительных, но все‑таки сигарет с фильтром, было на его взгляд лишним и потому, еще раз витиевато выругавшись по‑азербайджански, он разделся и вернулся в комнату.

Снова включив компьютер и продолжая ругаться сразу на трех кавказских языках, он пошел на кухню, чтобы сварить себе ...

knigogid.ru

Читать онлайн "Герой по принуждению. Трилогия (СИ)" автора Абердин Александр М. - RuLit

Похоже, все действительно было реальным. Но реальность эта, явно имела оттенок волшебства и магии, потому что стоило ему только встать и выбраться из ванны, как вода удивительным образом исчезла. Не стекла в сток, а именно исчезла. С удовольствием осмотрев себя в зеркале, Михалыч решил, поначалу, что его подменили. Из зеркала на него смотрел совсем другой человек и только высокий лоб, глубоко посаженные серые глаза, да и вообще, черты лица, оставшиеся неизменными, хотя и слегка исправленными, говорили ему, что все-таки это он сам, собственной персоной, а не кто-то другой.

Морщины разгладились и хотя лицо его не стало намного моложе, оно все-таки изменилось и стало, вроде бы изящнее и миловиднее. Кожа стала чистой и гладкой, но не розовой, как у младенца, а была покрыта легким загаром. Волосы стали гуще и темнее, а седина исчезла. Михалычу было даже странно видеть в зеркале тело, атлетически сложенного молодого человека, а не ту тучную развалину, которой он был всего лишь тридцать минут назад. Такое начало ему сразу понравилось и уже только из-за этого он был готов трудиться с полной самоотдачей, хотя еще толком не представлял себе, в чем же теперь будет заключаться круг его обязанностей.

Одевая спортивные брюки, Михалыч сразу же убедился в том, что ему теперь придется полностью сменить весь свой гардероб, который теперь, будет ему велик, как минимум на два размера, но это его нисколько не расстроило. Что-то ему подсказывало, что чудо с седьмым стулом к мебельному гарнитуру, да и сама магическая ванна, далеко не единственное, на что способны и эта волшебница Айрис, и другие её друзья. Запахнув на себе халат, он вышел из ванной и зашел в свой кабинет, который, заодно, служил ему еще и спальной комнатой. Там он нашел сэра Харальда, который разговаривал с кем-то по сотовому телефону. Увидев Михалыча, здоровенный скандинав весело сказал кому-то в трубку:

- О, кей, Добрыня, сейчас выясню у мессира, какими будут его распоряжения и сообщу тебе, куда ехать. - Встав из кресла, сэр Харальд Светлый, улыбаясь широко и дружелюбно, вежливо поинтересовался - Мессир, наши друзья сообщают, что коттедж, который они купили за городом, уже полностью готов к вашему приезду. Еще они интересуются, приехать ли им за вами или вам хватит и нас, в качестве своих сопровождающих. Что мне передать нашим друзьям, мессир?

Михалыч, почесал затылок. С одной стороны ему вовсе не претило, что его называли мессиром, в этом было, что-то романтическое, средневековое, но с другой стороны, в такой обстановке чинопочитания, нечего было и говорить о нормальной, продуктивной работе. Взяв из рук сэра Харальда Светлого телефон, он спросил его, как можно доброжелательнее:

- Харальд, сколько человек осталось в вашей команде после отъезда Олега и как у вас обстоят дела с транспортом? Только давай все же откажемся от твоих средневековых штучек, из меня мессир, как из тебя клоун. Меня вполне устроит, если ты просто будешь называть меня... Впрочем, ты можешь называть меня, как тебе самому заблагорассудится, но поскольку нам всем работать в одной команде, будет лучше, если мы все будем на ты и отставим в сторону всякие дурацкие условности.

Сэр Харальд, продолжая улыбаться, высказал свое мнение удивленным голосом:

- Боже мой, какие же невероятные изменения произошли на грешной Земле. Повелители требуют от своих верных слуг, чтобы они держались с ними на равных. Ну, что же, видимо в этом действительно есть какой то смысл. Думаю, что это будет для меня не намного труднее, чем сразиться в одиночку с отрядом варваров. - Хитро прищурившись, он, наконец, ответил по существу - Шеф, кроме тебя, нас здесь пятнадцать живых душ, но не все наши ребята люди, а один из нас, так вообще не имеет ничего общего с человеком. С транспортом полный порядок, у нас два джипа "Хаммер", три "Тойота Ландкрузер" и один мотоцикл, но я не думаю, что ты захочешь оседлать эту ревущую машину. Михалыч, наш большой босс, говорил как-то, что ты, как выражается Ури, в полном отпаде от больших машин, так вот, один "Хаммер" стоит возле дома. Если понадобится, мы можем найти и забрать еще один "Хаммер" на котором уехали Олег, Лаура и Ури, а если тебе понадобится другая машина, пороскошнее, то мы всегда сможем её купить. Денег у нас достаточно. Мы очень хорошо подготовились к визиту в Зазеркалье.

Михалыч кивнул Харальду и сказал в трубку - Алло, Добрыня, это Михалыч. Сообщи мне где находится коттедж. Отлично, я знаю где это. А теперь слушай меня внимательно, если уж вы умудрились купить его в субботу, да еще утром, то может быть вам повезет и в поисках особняка в центре Москвы, поищите где-нибудь в районе Тверской. Оставьте одного, двух человек в коттедже, а потом разбейтесь на группы, походите и поищите большой особняк с просторным внутренним двориком и, желательно, чтобы он выходил сразу на две улицы. Мы выезжаем через полчаса или через час, самое позднее, встретимся вечером, на ранчо.

Михалыч немного растерялся, когда услышал, что ему придется работать с такой большой командой. Тем более, что, как оказалось, не все её члены были людьми, а кто-то из них, к тому же, оказался заядлым мотоциклистом. Но тот человек, которого Харальд назвал Добрыней, отвечал сочным, густым баском коротко, четко и весьма конкретно, что очень понравилось Михалычу.

Пока он разговаривал по телефону с Добрыней, в комнату вошли Айрис и Олеся. Обе девушки счастливо улыбались и держали в руках новые костюмы, явно специально приготовленные для Михалыча. Даже беглый взгляд, который он бросил на них, говорил, что эти красивые костюмы пошиты по его мерке в самом лучшем доме моделей. Михалыч, который уже перестал чему-либо удивляться, обратился к Айрис с вопросом, касавшимся одного, очень важного, на его взгляд, дела:

- Айрис, скажи мне, ты можешь врачевать людей, каким-нибудь другим образом? Или для этого нужно обязательно устраивать магические ванны с золотой водой?

Девушка ответила ему в своей средневековой манере:

- Да, мессир, даже без магической купели я могу исцелить любую болезнь у человека и более того, даже могу вернуть умершего к жизни. Вы, верно, хотите, чтобы я исцелила человека неподалеку? Я чувствую, чью-то боль и отчаяние. Мне кажется, что это молодая девушка, почти девочка.

- Ты права, милая Айрис, я хочу, чтобы ты зашла в соседнюю квартиру и исцелила одну девушку. У нее тяжелая форма рака и ей осталось жить несколько месяцев. Раз уж все повернулось так, то начнем свою деятельность с хорошего и доброго поступка. Да, кстати, если в той квартире тебе встретится мужчина примерно моих лет, излечи заодно и его от алкоголизма, и, если сможешь, вбей в тупую башку этого идиота, что издеваться над женой и детьми нельзя. Сможешь сделать такое, Айрис? Я буду тебе очень признателен.

Девушка загадочно улыбнулась.

- Вылечить эту умирающую девочку мне будет совсем нетрудно. Я даже могу сделать её настоящей красавицей, если вы мне это прикажете, но вот с ее отцом мне будет трудно разобраться в одиночку. Вы ведь хотите, мессир, чтобы я устрашила этого падшего, низкого и подлого человека, показала ему страшную картину возмездия и объяснила всю гнусность его мерзких поступков? Или вы хотите, чтобы я просто заворожила его, произнеся магическое заклинание?

Михалыч задумчиво поднял глаза к потолку.

- Ты знаешь, Айрис, идея с устрашением не кажется мне глупой. Он столько лет измывался над женой и детьми, что хорошая вздрючка ему не помешала бы. Вряд ли этого типа можно будет пронять простой ворожбой.

- Ну, тогда, мессир мы пойдем вдвоем, я излечу девушку, а Олеся займется её непутевым папашей. У русалок это получается намного лучше, чем у нас, магов. Мы для этого слишком слабы, а русалки легко могут привести в ужас любого человека, даже самого смелого и отважного. Мы же только всего-то и можем, что наложить заклятье, но вот русалки могут в одно мгновенье любому человеку всю душу перевернуть.

Положив одежду, приготовленную для Михалыча, на кровать, обе девушки тут же ушли, загадочно улыбаясь и негромко посмеиваясь. Харальд поинтересовался у Михалыча, что из вещей он хочет забрать с собой и узнав что все, тотчас принялся с помощью магии собирать и упаковывать его домашний скарб в два, неизвестно откуда взявшихся, больших кофра. Делал он это быстро, аккуратно и вполне обходился без помощи хозяина, так что Михалыч смог заняться примеркой костюма.

www.rulit.me

Читать онлайн "Герой по принуждению. Трилогия (СИ)" автора Абердин Александр М. - RuLit

Осмотр закончился не то на седьмом, не то на восьмом этаже под самой крышей дома, где располагались еще один большой холл с прилегающими к нему удобными комнатами, непомерно большая спальная комната, столовая, гостиная и огромный кабинет с окнами, выходящими сразу на три стороны и четырьмя каминами по углам этой громадной, квадратной в плане, комнаты. Размеры кабинета и высота потолков, так же как и размеры зимнего сада, невольно наводили Михалыча на мысль о том, что геометрия пространства для его новых друзей была вещью достаточно условной и совершенно необязательной. Но еще больше его удивляло то, что все окна вообще выходили невесть куда.

Между окон имелись также и двери, через которые он мог выйти наружу и, что самое удивительное, все три выхода вели не в зимнее, заснеженное Подмосковье, а в какие-то удивительные места. Из одного окна был виден берег океана и время там близилось к полудню. Большие океанские волны не спеша накатывал на пологий берег, поросший высокими пальмами с узкой полосой пляжа с черным, искрящимся на солнце песком.

Другое окно открывало вид на небольшое горное озеро, окруженное скалами, над ним сияли звезды, а третье окно выходило на опушку леса, освещенного уже утренними лучами солнца. Не веря своим глазам, Михалыч поочередно подошел к каждой из дверей и был ошеломлен тем, что все три двери открывали выход Бог весть куда. Видя, смешанное со страхом изумление, явно написанное на лице Михалыча, Сидония пояснила ему:

- Мессир, это ваш кабинет, но вместе с тем это и то место, откуда вы можете выйти практически в любое место в Зазеркалье. Сейчас открыты выходы на необитаемые островки, расположенные в трех разных океанах, которые вы, люди, называете Тихим, Индийским и Атлантическим. Позднее, мессир, когда мы приобретем для вас замки в тех городах, которые вам понравятся, вы сможете выйти из этого замка в любом месте Зазеркалья не привлекая к себе внимания. Если бы наш повелитель не пожелал показать своей возлюбленной подруге Лауре самолет, то он добрался бы до своей дочери куда быстрее.

Рассеяно слушая объяснения Сидонии, Михалыч подошел к большому рабочему столу, который изгибаясь буквой "Г" располагался в самом центре кабинета. На столе стоял компьютер, оснащенный монитором просто таки огромного, не менее семидесяти сантиметров по диагонали, размера. До этого момента он даже не подозревал, что такие экраны могут быть. Усевшись в удобное кожаное кресло-вертушку, Михалыч нетерпеливо включил компьютер. Его спутники расселись вокруг стола и со строгими лицами замерли в ожидании распоряжений, чем привели его в крайнее смущение. Оторвав взгляд от экрана, на котором уже высветилась заставка Windows-95, Михалыч, посмотрел на них почти жалобно и взмолился:

- Ребята, может вы все-таки расслабитесь? Сходите куда-нибудь, ну, там в ночной клуб, на дискотеку или в театр, а я тут спокойно почитаю. Вы ведь первый раз оказались в Москве? Вот и посмотрите город. Ночная жизнь в Москве довольно оживленная, думаю, что вам здесь понравится. Надеюсь, вы не нуждаетесь в охране?

Айрис, которая, похоже, уже всерьез вознамерилась взять над ним шефство, тут же забеспокоилась.

- Но мессир, мы не можем оставить вас одного, таков приказ повелителя Парадиз Ланда.

Лицо у Михалыча, бывшее до этого добродушным, с постоянной легкой улыбкой, тотчас напряглось и застыло в сердитой гримасе. Он буркнул в ответ на эти слова неприязненным тоном:

- Айрис, я плевать хотел на все приказы этого умника и раз на это пошло, то вот вам мой собственный приказ. Немедленно одевайтесь понаряднее и обследуйте все увеселительные заведения, которые вы только найдете. В каждом из них вы должны пробыть не менее двух часов и постарайтесь при этом особенно не выделяться. Ведите себя естественно и непринужденно. Мне нужно, чтобы у вас поскорее сложилось собственное мнение о жизни в этом, как вы его называете, Зазеркалье. Иначе вы многого не сможете понять. Договоритесь с Добрыней и его спутниками о том, где вы с ними встретитесь и немедленно приступайте к работе, а я займусь своими делами. Да, кстати, ребята, глядя на Айрис, мне кажется, что у каждого из вас в кармане отыщется по пистолету. Не имею ничего против оружия, но учтите, в большинстве ночных клубов стоят специальные устройства для его обнаружения. Так что лучше оставьте пистолеты и прочую артиллерию дома.

Хотя Михалыч высказался довольно строго, Айрис продолжала упорствовать и настаивать на своем.

- Но мессир, мы не можем оставить вас одного в доме. Пусть хотя бы Мишель останется с вами, мессир.

- Пусть лучше Мишель хорошенько повеселится с Ниэль, дорогая Айрис, а со мной, в крайнем случае, может остаться и Конрад. Уж ему-то в ночные клубы и казино путь точно закрыт. Ну, а если ты и в самом деле так беспокоишься обо мне, то оставь мне свой пистолет, хотя я не уверен в том, что он мне может понадобиться. Давайте, давайте ребята, двигайте отсюда и можете совершенно не торопиться с возвращением, а лучше подольше погуляйте по городу, где вам предстоит теперь работать. Хорошенько осмотритесь в Москве и хоть немного освойтесь, ведь я не смогу сопровождать вас постоянно, у меня и своих дел будет предостаточно. Ну, а сейчас мне ваша помощь совершенно не нужна, да, к тому же мне и, правда, нужно побыть одному, чтобы ко всему привыкнуть, и, главное, разобраться во всем. Жду вас не раньше понедельника. Вот тогда вы и доложите мне подробно, как вам понравилась Москва. Единственное, о чем я вас попрошу, прежде чем вы уедете, пусть сэр Харальд распакует мои вещи, а то я не смогу сделать этого сам. Уж больно мудрено он все сложил.

Михалыч, сурово сдвинув брови, посмотрел на своих упрямых помощников, которые продолжали сидеть за столом, растерянно поглядывая друг на друга и не торопились отправляться на вечернюю прогулку, строгим, укоряющим взглядом, но те никак на это не отреагировали. Помощь пришла к нему неожиданно и вовсе не с той стороны, что он ожидал. Черный ворон Конрад, сидевший на спинке одного из кресел, внезапно громко захлопал крыльями и грозно заорал:

- Ну, чего расселись? Вам, что не ясен приказ мессира? Вон отсюда, бездельники и чтобы до понедельника вы нас не беспокоили! Вам понятно?

Когда сопротивление райских обитателей было окончательно сломлено, Михалыч быстро убедился в том, что на прогулку они отправились с гораздо большим энтузиазмом, нежели хотели остаться. Он вышел во двор, чтобы проводить своих друзей и дать последние рекомендации и наставления, которые они выслушали несколько рассеяно. Всеми своими мыслями они уже были в огромном ночном городе, который манил их яркими огнями.

В просторном гараже стоял еще один здоровенный джип "Тойота Ландкрузер" и его друзья хотели ехать на нем вшестером, но Михалыч настоял на том, чтобы они взяли все три машины, так как увидел, что ангел и его подруга, всерьез намеревались ехать в город на "Харлее" в такую-то холодрыгу. Айрис быстренько поколдовала над его потрепанным "Опелем Вектра" и машина вновь заблистала свежей краской, словно она только что сошла со сборочного конвейера. Сэр Харальд Светлый и Олеся взяли себе "Хаммер", Мишель и Ниэль второй джип, а Айрис и Сидонии достался скромный и почти незаметный "Опель".

Михалыч с удивлением отметил, что небесные дамы, вовсю помыкали своими кавалерами и без малейшего стеснения сели за руль. Их галантные кавалеры нисколько не тяготились тем, что им отводится второстепенная роль. Ниэль выглядела за рулем здоровенного джипа очень импозантно, но вот миниатюрная русалочка Олеся, сидевшая за рулем мощного, военного автомобиля, выглядела так, что могла повергнуть в ужас любого московского гаишника хотя бы потому, что эту синеглазую кроху просто было почти не видно. Кавалькада из трех автомобилей быстро выехала за ворота и вскоре исчезла из вида, растворившись в ночи.

Говорящий ворон Конрад наотрез отказался войти в дом, добровольно вызвавшись охранять покой его хозяина снаружи и на вопрос Михалыча, как он собирается это делать, только презрительно каркнул, взлетел в воздух и полетел вокруг коттеджа. Михалычу не оставалось ничего иного, как вернуться в дом и подняться в свой кабинет. Перед тем, как сесть за компьютер, он переоделся в спортивные брюки и майку, затем заглянул на кухню, чтобы соорудить себе гигантский бутерброд и прихватить несколько банок пива, и, наконец, прошел в кабинет, залитый, не смотря на зимнюю московскую ночь, ярким солнечным светом летнего дня, бьющим из двух окон.

www.rulit.me


Смотрите также